Состояние недр территории Российской Федерации


Информационный бюллетень о состоянии недр территории Российской Федерации

Свернуть

Информационный бюллетень о состоянии недр на территории Российской Федерации за 2017 г. содержит результаты работ по мониторингу состояния подземных вод, опасных экзогенных геологических процессов.

Скачать


Состояние подземных вод

Свернуть

Оценка состояния ресурсной базы территории Российской Федерации по состоянию на 01.01.2018 г. приведена по различным типам подземных вод: питьевым и техническим, минеральным, теплоэнергетическим и промышленным. Показатели ресурсной базы систематизированы и обобщены по субъектам, федеральным окру-гам и Российской Федерации в целом, гидрогеологическим структурам первого и второго порядков, бассейновым округам и гидрографическим единицам.

Прогнозные ресурсы и запасы подземных вод

Под прогнозными ресурсами понимается количество подземных вод определенного качества и целевого назначения, которое может быть получено в пределах гидрогеологической структуры, бассейнов рек и административно-территориальной единицы и отражает потенциальные возможности использования вод. Прогнозные ресурсы подземных вод Российской Федерации оценены в 70-х 80-х годах прошлого столетия по ряду гидрогеологических структур и субъектам Российской Федерации. По данным этих оценок ежегодно проводится характеристика ресурсов подземных вод территории России.

Общие прогнозные ресурсы подземных вод с минерализацией до 3 г/дм3 на территории Российской Федерации составляют 870,3 млн м3/сут.

Федеральный
округ

Площадь,
тыс. км2

Прогнозные ресурсы,
млн м3/сут.

Доля от общего
количества прогнозных ресурсов, %

Модуль прогнозных ресурсов,
 м3/(сут ∙ км2)

Российская
Федерация

17 125

870,3

100

50,7

Северо-Западный

1 687

117,7

13,5

69,8

Центральный

650

74,1

8,5

113,9

Южный

448

18,2

2,1

40,5

Северо-Кавказский

170

22,9

2,6

134,3

Приволжский

1 037

84,7

9,8

81,7

Уральский

1 819

142,6

16,4

78,4

Сибирский

5 145

250,9

28,9

48,8

Дальневосточный

6 169

159,2

18,3

25,8

 


Карта прогнозных ресурсов подземных вод и степени их разведанности
по гидрогеологическим структурам территории Российской Федерации

На территории России выделяется 80 гидрогеологических структур I и II порядков. Основная часть ресурсов подземных вод (млн м3/сут) сосредоточена в пределах Восточно-Европейского (185,5), Западно-Сибирского (194,7) и Сибирского (96,1) сложных артезианских бассейнов I порядка. В границах гидрогеологических структур II порядка максимальные прогнозные ресурсы приходятся на Иртыш-Обский (148,0), Ангаро-Ленский (46,8), Тазово-Пурский (46,7) и Московский (46,9) артезианские бассейны, а также Саяно-Тувинскую (35,4) гидро-геологическую складчатую область.

Прогнозные ресурсы подземных вод Анабарского сложного гидрогеологического массива, Курильской, Таймыро-Североземельской, Пайхой-Новоземельской сложных складчатых областей, а также Оленекского и Хатангского артезианских бассейнов не оценивались.

В пределах бассейновых округов преобладающее количество прогнозных ресурсов подземных вод (млн м3/сут) приходится на Верхнеобский (177,4), Двинско-Печорский (84,5), Анадыро-Колымский (65,7), Амурский (65,1), Нижнеобский (62,4) и Ленский (59,6) бассейновые округа.

Запасы подземных вод

Под запасами подземных вод понимается объем подземных вод, который может быть получен рациональными в технико-экономическом отношении водозаборными сооружениями, при заданном режиме эксплуатации и при качестве воды, удовлетворяющем требованиям в течении всего расчетного срока водопотребления. Запасы представляют собой разведанную или изученную часть прогнозных ресурсов подземных вод территории.

По состоянию на 01.01.2018 г. общие утвержденные запасы подземных вод составили 82,41 млн м3/сут, из которых 17% приходится на Московскую область (9,6 млн м3/сут) и Краснодарский край (4,3 млн м3/сут).

По сравнению с предыдущем годом запасы подземных вод увеличились на 0,4 млн м3/сут или < 1%, что обусловлено учетом данных по территории Республики Крым и г. Севастополя.


Карта запасов подземных вод и степени их освоения
по гидрогеологическим структурам территории Российской Федерации

В 2017 г. прирост запасов подземных вод за счет разведки 608 новых месторождений составил 0,7 млн м3/сут, при этом наибольшее количество запасов оценено в Московской области (0,083 млн м3/сут) по 76 месторождениям и Карачаево-Черкесской Республике (0,075 млн м3/сут) по 2 месторождениям (участкам). Переоценка запасов проведена на 152 месторождениях, из которых 18 были сняты с баланса, в результате чего запасы уменьшились на 0,4 млн м3/сут, а общий прирост запасов составил –0,3 млн м3/сут.

Изменение запасов 2000-2014
Изменение запасов подземных вод за 2000-2017 г.г. по федеральным округам

По состоянию на 01.01.2018 г. наибольшее количество запасов подземных вод (млнм3/сут) оценено в пределах Московского (22,3), Иртыш-Обского (7,3) артезианских бассейнов, наименьшее – в Сангиленской (0,005) складчатой области и Центрально-Сихотэ-Алинском гидрогеологическом массиве (0,006).

В границах бассейновых округов максимальное количество запасов (млнм3/сут) приходится на Окский (14,3), Донской (7,3), Верхнеобский (7,2) и Верхневолжский (7,1) бассейновые округа, минимальное – на Баренцево-Беломорский (0,4) бассейновый округ.

С 2000 по 2010 гг. прослеживается рост запасов с 88,7 до 95,8 млнм3/сут (7,4%), при этом среднегодовой темп прироста составил около 0,8 млнм3/сут (Рис. 1.1.6). Начиная с 2010 г. по настоящее время отмечается сокращение общих запасов в целом на 12,6 млн м3/сут, что обусловлено проведением региональных работ по приведению ресурсной базы питьевых и технических подземных вод в соответствие с современными требованиями нормативно-правовой базы.

Степень разведенности прогнозных ресурсов

Степень разведанности прогнозных ресурсов (отношение запасов к прогнозным ресурсам) составляет в среднем по Российской Федерации 9,5%, по гидрогеологическим структурам подземных вод изменяется от 0,1% (Амуро-Охотская и Сангиленская гидрогеологические складчатые области (ГСО)) до 118,4% (Горно-Крымская ГСО), по бассейновым округам – от 1,2% (Нижнеобский) до 102,3% (Баренцево-Беломорский), по федеральным округам – от 3,4% (Дальневосточный) до 46,7% (Южный). Приведенная в приложениях 1-3 степень разведанности носит достаточно условный характер, поскольку оценка прогнозных ресурсов была выполнена для подземных вод с минерализацией до 3 г/дм3, а оценка запасов – для подземных вод с минерализацией преимущественно до 1 г/дм3.


Добыча подземных вод

Добыча подземных вод - изъятие воды из недр для использования её в заданных целях (для хозяйственно-питьевого и производственно-технического водоснабжения, орошения и др.).

Извлечение подземных вод - изъятие воды из недр, осуществляемое попутно, в процессе других видов недропользования (шахтный, карьерный водоотлив и др.), а также в иных случаях отбора подземных вод без их последующего использования (защита территории от подтопления, дренаж сельскохозяйственных земель и др.).

В 2017 г. на территории Российской Федерации водоотбор из подземных водных объектов составил 23,25 млн м3/сут, в том числе добыча на водозаборах– 18,76 млн м3/сут; извлечение при разработке месторождений полезных ископаемых и иных видов недропользования, не связанных с добычей полезных ископаемых – 4,49 млн м3/сут. На месторождениях (участках) подземных вод объем добычи составил 57% от общего водоотбора, или 71% от величины добычи. Общее количество действовавших водозаборов в 2017 г. по территории РФ – 71141.

Максимальное количество воды (млн м3/сут) в 2017 г. было отобрано в пределах Московского (5,7), Иртыш-Обского (1,6), Волго-Сурского (1,4), Азово-Кубанского (1,0) артезианских бассейнов и Саяно-Тувинской (1,6) и Тагило-Магнитогорской (1,1) гидрогеологических складчатых областей.

Значительными объемами добытых в 2017 г. подземных вод (млн м3/сут) на месторождениях (участках) характеризуются бассейновые округа: Окский (2,9), Донской (1,6), Камский (1,1). Минимальное количество подземных вод добыто в Баренцево-Беломорском бассейновом округе (0,05 млн м3/сут).

Распределение добычи и извлечения подземных вод в 2017 г. по федеральным округам, млн.м3/сут (%)

а – добыча; б – извлечение; в – добыча и извлечение подземных вод

а
Добыча
б
Извлечение
в
Добыча и извлечение

Максимальный водоотбор подземных вод приходится, как и в прошлые годы, на Центральный федеральный округ – 7,0 млн м3/сут (30% от объема по РФ), из них добыча составляет 98%.
Основной объем извлечения подземных вод (44 %) приходится на Сибирский федеральный округ - 1,99 млн м3/сут.

Степень освоения разведанных запасов подземных вод (отношение добычи подземных вод к запасам) в целом по России составляет 16,2%. По федеральным округам она изменяется от 11% (Сибирский, Дальневосточный) до 24% (Уральский). Наиболее активно запасы подземных вод осваиваются в Белгородской области (46%), наименее – в Омской области (< 1%).
Распределение модуля добычи и извлечения подземных вод (отношение объема добычи и извлечения к площади территории субъекта РФ) по территории Российской Федерации приведено на рисунке 1.1.9.

Наибольшая эксплуатационная нагрузка на подземные воды отмечается в пределах Центрального (г.Москва, Московская обл.) и Северо-Кавказского (Республика Северная Осетия– Алания) федеральных округов. Менее интенсивно питьевые и технические подземные воды осваиваются в Северо-Западном, Уральском, Сибирском и Дальневосточном округах, где значение модуля добычи и извлечения в целом по округу не превышает 3м3/(сут•км2).

За 2017 г. суммарный водоотбор подземных вод по Российской Федерации уменьшился на 2%.

Снижение добычи подземных вод в большинстве субъектов Российской Федерации происходит за счет снятия с учета значительного числа ликвидированных предприятий, занижения отчетности по водопотреблению (часть водопользователей рассчитывают отбор воды косвенным методом), непредоставления сведений по водоотбору, переводом родникового стока, ранее относившегося к подземным водным объектам (с подсчетом запасов) - в поверхностные. Принятие поправок в ФЗ «О недрах» от 29.12.2014 г., с выделением участков недр местного значения и отнесению их в ведение исполнительной власти субъекта федерации, также способствовало сокращению добычи; многие лицензии аннулируются по причине отказа владельца, при этом водоотбор не прекращается. Осложняет учет не предоставление сведений по форме 2-ТП (водхоз) большинством Водных Бассейновых Управлений в систему ГМСН в рамках информационного взаимодействия участников ведения мониторинга водных объектов.

За последние 17 лет на территории России наблюдается ежегодное сокращение общего объема добычи и извлечения подземных вод. За период 2000-2017 гг. суммарное снижение отбора подземных вод составило 10,0 млн м3/сут (30%), причем сокращение происходит в основном на участках недр с неоцененными запасами.

Изменение величин добычи и извлечения подземных вод
по федеральным округам, млн м3/сут

Федеральный округ

Добыча и извлечение

Добыча

Извлечение

2016 г.

2017 г.

Изменение

2016 г.

2017 г.

Изменение

2016 г.

2017 г.

Изменение

Российская
Федерация

23,7

23,2

-0,5

19,1

18,8

-0,3

4,6

4,5

-0,1

Северо-Западный

1,8

1,8

0

0,8

0,8

0,0

1,0

1,0

0,0

Центральный

7,1

7,0

-0,1

7,0

6,9

-0,1

0,1

0,1

-0,0

Южный

1,6

1,7

0,1

1,6

1,7

0,1

0,0

0,0

0,0

Северо-Кавказский

0,9

1,1

0,2

0,9

1,1

0,2

0,0

0,0

0,0

Приволжский

4,0

3,8

-0,2

3,6

3,4

-0,2

0,4

0,4

0,0

Уральский

2,3

2,2

-0,1

1,5

1,4

-0,1

0,8

0,8

0,0

Сибирский

4,5

4,6

0,1

2,7

2,6

-0,1

1,9

2,0

0,1

Дальневосточный

1,3

1,1

-0,2

0,9

0,9

0,0

0,4

0,2

-0,2

Степень освоения запасов подземных вод по территории Российской Федерации на 01.01.2018 г. в среднем составляет 16%. Продолжается, наметившаяся с 2000 г., тенденция к снижению общего объема добычи и извлечения подземных вод за счет сокращения добычи на участках недр с запасами, не прошедшими государственную экспертизу, и занижения показателей статистической отчетности недропользователей.

Ежегодно сокращается использование подземных вод на питьевое и хозяйственно-бытовое водоснабжение населения России в среднем на 2-3%.

Динамика добычи и извлечения подземных вод
по Российской Федерации за 2000 – 2017 гг.

Динамика добычи и извлечения
1 – добыча и извлечение; 2 – добыча; 3 – добыча на участках с оцененными запасами; 4 – извлечение

Карта добычи и извлечения
Карта добычи и извлечения подземных вод на территории Российской Федерации

В 2017 г., как и в прошлые годы, доля добычи питьевых и технических подземных вод, осуществляемой на участках недр с неутвержденными запасами, остается достаточно высокой и составляет около 27%.

В экономике и социальной сфере в 2017 г. в Российской Федерации было использовано 17,3 млн м3/сут, или 92% от общего количества добытой воды. По сравнению с 2016 г. величина использования подземных вод уменьшилась на 0,2 млн м3/сут (~1%).

Распределение по видам использования подземных вод следующее: питьевые и хозяйственно-бытовые нужды (ХПВ) – 12,6 млн м3/сут (73%); производственно-техническое водоснабжение (ПТВ) – 4,0 млн м3/сут (23%); нужды сельского хозяйства (НСХ), включая орошение земель и обводнение пастбищ (ОРЗ+ОП) – 0,7 млн м3/сут (4%).

За период с 2000 по 2017 гг. в целом по России сокращение общего использования питьевых и технических подземных вод составило 37%, на хозяйственно-питьевые цели - 41%. Водопотребление на производственно-технические нужды снизилось на 31%, причем в многолетнем разрезе прослеживается периодичность роста и спада. Потребление воды на нужды сельского хозяйства, включая орошение земель и обводнение пастбищ, увеличилось на 40%. Уменьшение использования подземных вод, по-видимому, связано с их экономным расходованием, дорогим оборудованием и обслуживанием, а также переходом на поверхностные источники водоснабжения.

Использование подземных вод на территории
Российской Федерации в 2000 – 2017 гг.

Использование подземных вод
1 – всего по Российской Федерации;по типам: 2 – ХПВ; 3 – ПТВ; 4 – НСХ (ОРЗ+ОП)

ХПВ - хозяйственно-питьевое водоснабжение; ПТВ - производственно-техническое водоснабжение; НСХ - нужды сельского хозяйства; ОРЗ - орошение земель; ОП - обводнение пастбищ.

Удельное хозяйственно-питьевое водопотребление (использование подземных вод в расчете на 1 чел/сут) в 2017 г. в целом по России составило 86 л/( сут*чел), наибольшее – в Центральном федеральном округе (123 л/( сут*чел)), наименьшее – в Северо-Западном федеральном округе (37 л/( сут*чел)). По сравнению с 2016 годом произошло снижение показателя по территории РФ на 3 л/(сут*чел).

Использование подземных вод для водоснабжения
Использование подземных вод для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения
в расчете на 1 человека по федеральным округам и Российской Федерации в целом в 2017 г.

Сброс воды без использования и потери при транспортировке (от водозаборов до потребителей в связи с износом водопроводных коммуникаций) составили 5,9 млн/м3/сут, или 25% от общего объема добычи и извлечения подземных вод.


Таким образом, состояние ресурсной базы питьевых и технических подземных вод в 2017 г. существенно не изменилось.

В результате проведения региональных работ по приведению ресурсной базы в соответствие с нормативными документами, оцененные запасы питьевых и технических подземных вод за 2017 г. в целом по России увеличились на 0,4 млн м3/сут (< 1%) и составили 82,4 млн м3/сут, что ниже показателей 2000 года.

В отдельных субъектах РФ (Москва и Московская обл., Мурманская обл.) по-прежнему отмечается превышение утвержденных запасов над прогнозными ресурсами, что свидетельствует о необходимости переоценки последних на этих территориях.

Степень освоения запасов подземных вод по территории Российской Федерации на 01.01.2018 г. в среднем составляет 16%. Продолжается, наметившаяся с 2000 г., тенденция к снижению общего объема добычи и извлечения подземных вод за счет сокращения добычи на участках недр с запасами, не прошедшими государственную экспертизу, и занижения показателей статистической отчетности недропользователей.

Ежегодно сокращается использование подземных вод на питьевое и хозяйственно-бытовое водоснабжение населения России в среднем на 2-3%.


Гидродинамическое состояние подземных вод в районах их интенсивной добычи и извлечения

Интенсивная многолетняя добыча подземных вод водозаборами для питьевого водоснабжения населения и обеспечения водой объектов промышленности, извлечение подземных вод на разрабатываемых месторождениях полезных ископаемых и др. приводят к снижению уровней подземных вод на обширных площадях с развитием региональных депрессионных воронок. В пределах региональных депрессий в последние 10-15 лет сформировался установившийся гидродинамический режим. Существенного изменения границ депрессий в 2017 г. не происходило. Понижение уровней подземных вод в границах депрессионных воронок регионального масштаба изменяется в результате перераспределения водоотбора. В некоторых районах, в связи с уменьшением водоотбора, в течение последних лет отмечается подъем и стабилизация уровней подземных вод.


Карта гидродинамического состояния подземных вод

В 2017 г. региональные изменения гидродинамического состояния подземных вод в районах их наиболее интенсивной эксплуатации, как и в прошлые годы, отмечались в пределах Ленинградского, Московского, Днепровско-Донецкого, Приволжско-Хоперского, Азово-Кубанского, Восточно-Предкавказского, Волго-Сурского, Иртыш-Обского и Тазовско-Пурского артезианских бассейнов, а также Тагило-Магнитогорской и Малхано-Становой гидрогеологических складчатых областей.

В пределах Ленинградского артезианского бассейна в 2017 г. сохраняются Ленинградская и Сланцевско-Кингисеппская региональные трансграничные депрессионные воронки уровней подземных вод, образовавшиеся в результате продолжительной добычи последних для питьевого, хозяйственно-бытового и производственно-технического водоснабжения. Ленинградская региональная трансграничная депрессионная воронка сформировалась в вендском (гдовском) водоносном комплексе в северо-западной части Ленинградского артезианского бассейна. Депрессия занимает западную часть Ленинградской области (включая г. Санкт-Петербург) и северную часть Псковской области, а также распространяется на северо-восточную часть Эстонии. Площадь воронки в пределах Российской Федерации составляет около 20 тыс. км2. В многолетнем разрезе контуры депрессионной поверхности практически не изменяются. Максимальная по глубине депрессия отмечается в районе пп.Вартемяги, Чёрная Речка, понижение в 2017 г. составило 66,2 м.

Сланцевско-Кингисеппская региональная трансграничная депрессионная воронка сформировалась в нижнекембрийском (ломоносовском) водоносном комплексе в западной части Ленинградского артезианского бассейна и занимает территорию Сланцевского и Кингисеппского районов Ленинградской области, а также распространяется на северо-восточную часть Эстонии. Площадь воронки в пределах Российской Федерации составляет около 6 тыс. км2. В 2017 г. сохраняется тенденция подъема уровня в г. Сланцы и стабилизация уровней в гг. Кингисепп и Ивангород.
Максимальные понижения уровня зафиксированы в городах Ивангороде – 33,7 м, Сланцах – 29,2 м, Кингисеппе – 23,2 м.
В границах Московского артезианского бассейна выделяются Московская и Брянско-Орловская региональные депрессионные воронки уровней подземных вод.
Московская региональная депрессионная воронка сформировалась в водоносных горизонтах и комплексах каменноугольных отложений в центральной части Московского артезианского бассейна. Депрессия захватывает практически всю территорию Московской, западную часть Владимирской, северную часть Калужской и юго-восток Тверской областей. Общая площадь депрессионной воронки составляет порядка 33 тыс. км2. В 2017 г., как и в предшествующий период, максимальное понижение уровней по разным водоносным комплексам составляло 60–90 м. В последние 10–15 лет наблюдается относительная стабилизация уровней, а по отдельным территориям, в большей степени в северных и восточных районах Московской области, отмечается повышение уровней подземных вод по всем каменноугольным водоносным горизонтам и комплексам. Повышение уровней отражает восстановление гидродинамической системы на фоне общего снижения водоотбора, происходящего с конца 1980-х гг.
В прошлые годы выделялась крупная региональная Брянско-Орловская депрессионная воронка, образованная в результате сочленения депрессий Брянской и Орловской областей. Депрессия была сформирована в результате длительной эксплуатации подземных вод водоносного верхне-франско-фаменского терригенно-карбонатного комплекса. На фоне сокращения водоотбора (с начала 2000-х гг.) наблюдался устойчивый подъем уровней подземных вод, вследствие чего происходило выполаживание депрессионной воронки. Результаты наблюдений 2017 г. свидетельствует о полном восстановлении уровней в зоне сочленения воронок и, соответственно, о разделении депрессии на две отдельные воронки - Брянскую и Орловскую.
В пределах Днепровско-Донецкого артезианского бассейна, в его юго-западной части, выделяется региональная Белгородская депрессионная воронка, сформированная в турон-маастрихском водоносном комплексе. Максимальное понижение уровня отмечается на южной окраине Белгородской области и в 2017 г. составило 31,3 м. Значительного изменения размеров депрессионной воронки по глубине и по площади по сравнению с прошлым годом не отмечено.

В пределах центральной части Днепровско-Донецкого и юго-западной части Московского артезианских бассейнов, в районе Курской магнитной аномалии (КМА), сохраняются региональные депрессионные воронки в девонско-юрском водоносном комплексе и архейско- протерозойской слабоводоносной зоне кристаллических пород, сформировавшиеся в результате многолетнего интенсивного извлечения подземных вод на месторождениях КМА. Депрессионные воронки охватывают практически всю территорию Курской области (кроме периферийных западных и восточных районов), центральную и северную части Белгородской и запад Орловской областей с центрами возмущения в гг. Курск и Железногорск. Площадь депрессии в девонско-юрском комплексе составляет 20,2 тыс. км2. Наиболее сильное влияние извлечения подземных вод проявляется в архей-протерозойском водоносном комплексе, где понижение уровней непосредственно на горных выработках достигает 520 м.
В пределах Азово-Кубанского артезианского бассейна продолжает сохранятся региональная Кропоткинско-Краснодарская депрессионная воронка, сформировавшаяся в четвертичном и неогеновом водоносных комплексах в результате продолжительной добычи подземных вод для питьевого, хозяйственно-бытового и производственно-технического водоснабжения. Общая площадь депрессионной воронки составляет около 15,6 тыс. км2, охватывает центральную часть Краснодарского края и северо-западную часть Республики Адыгея. В 2017 г. значительных изменений в размерах депрессии по сравнению с предыдущим периодом наблюдений не отмечалось, максимальные понижения уровней подземных вод (88,9 м), наблюдаются в пределах Троицкого МПВ.
В северо-восточной части Восточно-Предкавказского артезианского бассейна сохраняется региональная Северо-Дагестанская депрессионная воронка площадью около  12 тыс. км2, сформировавшаяся в неоген-четвертичном водоносном комплексе в результате добычи подземных вод для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также в результате бесконтрольного самоизлива из бесхозных скважин. Депрессионная воронка, располагается на севере Республики Дагестан, юго-восточной части Республики Калмыкия и северо-восточной части Ставропольского края. В 2017 г. понижение уровней подземных вод в границах депрессии по-прежнему составляет около 17 м.
В юго-западной части Волго-Сурского артезианского бассейна в среднекаменноугольно- пермском водоносном комплексе в 2017 г. по-прежнему сохраняется Саранская региональная депрессионная воронка, которая располагается в центральной части Республики Мордовия, а также захватывает северную часть Пензенской области, сформировавшаяся в результате продолжительного и сконцентрированного водоотбора для питьевого, хозяйственно-бытового и производственно-технического водоснабжения гг. Саранска и Рузаевки. Общая площадь депрессии составляет 1,04 тыс. км2. В настоящее время воронка практически разделилась на две отдельные депрессии с центрами в указанных городах. Максимальные понижения в 2017 г. достигали 65,5 м в г.Саранске.
В результате продолжительного извлечения подземных вод на объектах добычи твердых полезных ископаемых сформировались крупные локальные депрессионные области. Значительных изменений в понижении уровня подземных вод и развитии депрессионных воронок в этих районах за последние годы не наблюдалось.
В пределах Печоро-Предуральского ПАБ, в районах разработки угольных месторождений Воркутинского промышленного района (Воркутское, Воргашорское и Юньягинское Республики Коми), в результате длительного шахтного водоотлива, а также работы водозаборов сформировалась Кайташорская депрессионная воронка площадью около 600 км2. В 2017 г. максимальная глубина депрессии составила 49,5 м в районе эксплуатации из верхнепермского ВК на Кайташорском МППВ.
В пределах Саяно-Тувинской ГСО, в Кузнецком угольном бассейне на территории Кемеровской области на объектах разработки месторождений твердых полезных ископаемых открытым способом, отмечается сработка подземных вод, особенно негативно процесс осушения сказывается на верхней гидродинамической зоне, являющейся основным источником водоснабжения. Сдренированная площадь в границах Кузнецкого бассейна ориентировочно составляет 3,5 тыс. км2 или около 13 % площади всей котловины. Осушение горных пород при отработке месторождений открытым способом происходит до глубины 100–120 м, при подземной отработке – до 400–500 м.
В пределах Большеуральской ГСО в Свердловской области сохраняется крупная локальная Североуральская депрессионная воронка (район СУБРа). Максимальная глубина депрессионной поверхности уровней подземных вод достигнута в центральной части разрабатываемых месторождений на участках "Восточная залежь" месторождения "Красная шапочка", "Южная Калья" месторождения "Кальинское" и составляет 500 м.
В пределах выделенных депрессий регионального масштаба в последние годы наблюдается установившийся режим фильтрации, при котором запасы подземных вод полностью обеспечиваются возобновляемыми источниками питания. Колебания уровенной поверхности зависят, главным образом, от величин водоотбора и распределения нагрузки между эксплуатационными скважинами. Во многих районах отмечается тенденция к восстановлению уровней эксплуатируемых подземных вод разной степени интенсивности, связанная, преимущественно, с уменьшением общего водоотбора в последние годы и стабилизацией условий фильтрации.
В 2017 г. гидродинамическое состояние подземных вод, на фоне тенденций последних лет, характеризуется как стабилизировавшееся, отмечается разнонаправленное изменение уровней подземных вод под влиянием комплекса естественных и техногенных факторов. Существенного изменения границ депрессий, истощения и осушения эксплуатируемых водоносных горизонтов и комплексов в 2017 г. не произошло.


Загрязнение подземных вод

Загрязнение подземных вод - это изменение гидрохимического состояния, вызванное хозяйственной деятельностью изменение качества подземных вод (физических, химических и микробиологических показателей и свойств) по сравнению с естественным состоянием и санитарно-гигиеническими нормами к качеству питьевой воды, которые частично или полностью исключают возможность использования этих вод в питьевых целях без предварительной их водоподготовки или обработки.

В естественных условиях гидрохимическое состояние подземных вод зависит от основных природных закономерностей их формирования и в региональном масштабе в течение года практически не меняется.

Под воздействием техногенных факторов происходит локальное изменение гидрохимического состояния подземных вод, выражающееся в их загрязнении. В наибольшей степени подвержены загрязнению грунтовые воды и напорные воды первых от поверхности водоносных горизонтов, имеющие тесную гидравлическую связь с поверхностными водами. Загрязнение подземных вод рассматривается относительно требований к качеству вод питьевого назначения, которое определяется СанПиН 2.1.4.1074-01 Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества, ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.2280-07 Предельно-допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования. Учитывая, что по некоторым показателям и веществам нормативы в указанных документах разные, при оценке загрязнения подземных вод они принимались по последним нормативным документам.

На территории России, по данным государственного мониторинга состояния недр, по состоянию на 01.01.2018 г. постоянное или эпизодическое загрязнение подземных вод было отмечено на 3260 водозаборах питьевого и хозяйственно-бытового назначения, преимущественно представляющих собой одиночные эксплуатационные скважины с производительностью менее 1,0 тыс. м3/сут.

Распределение участков загрязнения

Распределение участков и водозаборов, на которых выявлено загрязнение подземных вод на территории Российской Федерации за период 2000-2017 гг.

Водозаборы хозяйственно-питьевого назначения, на которых выявлено загрязнение подземных вод
Водозаборы хозяйственно-питьевого назначения, на которых выявлено загрязнение подземных вод

В 2017 г. загрязнение подземных вод было впервые выявлено на 168 водозаборах и по 579 водозаборам ранее выявленное загрязнение подземных вод подтвердилось

Участки загрязнения и водозаборы, на которых выявлено загрязнение подземных вод
Участки загрязнения и водозаборы, на которых выявлено загрязнение подземных вод

Наибольшую опасность представляет загрязнение подземных вод на водозаборах питьевого и хозяйственно-бытового назначения компонентами 1-го класса опасности, которое в 2017 г. было выявлено по отдельным водозаборным и наблюдательным скважинам на 22 водозаборах . Среди загрязняющих компонентов 1-го класса опасности наиболее часто встречается мышьяк, по единичным пробам в скважинах фиксировался бензол. Как правило, загрязнение подземных вод этими компонентами носит случайный (реже периодический) характер и интенсивность его не превышает 5 ПДК.

Загрязнение подземных вод, вызванное влиянием различных техногенных объектов, на участках, не связанных с недропользованием, неодинаково по интенсивности и масштабам. По состоянию на 01.01.2018 г. на территории Российской Федерации выявлено 2391 участка загрязнения подземных вод, в том числе в 2017 г. на 107 участках загрязнение было установлено впервые, а по 561 участку ранее выявленное загрязнение подземных вод подтвердилось.

Особенно сильное загрязнение подземных вод наблюдается вблизи приемников промышленных, коммунальных и сельскохозяйственных отходов. Формирующиеся здесь участки загрязнения подземных вод хотя и имеют локальный характер распространения, но отличаются высокой интенсивностью загрязнения. Практически повсеместно загрязнение проявляется в районах промышленных и городских агломераций.

В целом можно отметить, что в подземных водах при промышленном типе загрязнения обнаруживается практически весь перечень выявленных загрязняющих веществ как неорганических, так и органических; при сельскохозяйственном типе загрязнения наблюдаются преимущественно соединения азота, пестициды; при коммунальном типе загрязнения – соединения азота, железо, марганец, хлориды, фенолы; при загрязнении некондиционными природными водами – хлориды, сульфаты, железо, марганец, фтор, стронций. На участках загрязнения подземных вод, сформировавшихся под влиянием промышленных объектов (промышленный тип загрязнения), преобладают содер- жания загрязняющих веществ в диапазоне 10-100 ПДК, максимальные значения достигают 1000 ПДК и более.

В целом можно отметить, что в подземных водах при промышленном типе загрязнения обнаруживается практически весь перечень выявленных загрязняющих веществ как неорганических, так и органических; при сельскохозяйственном типе загрязнения наблюдаются преимущественно соединения азота, пестициды; при коммунальном типе загрязнения – соединения азота, железо, марганец, хлориды, фенолы; при загрязнении некондиционными природными водами – хлориды, сульфаты, железо, марганец, фтор, стронций.

На участках загрязнения подземных вод, сформировавшихся под влиянием промышленных объектов (промышленный тип загрязнения), преобладают содержания загрязняющих веществ в диапазоне 10-100 ПДК, максимальные значения достигают 1000 ПДК и более.

На территориях с высокой степенью техногенной нагрузки чаще всего подвергаются загрязнению первые от поверхности водоносные горизонты, что создает проблемы при их эксплуатации.
Наибольшая опасность наблюдается на участках загрязнения подземных вод компонентами 1-ого класса опасности, которые отмечены в районах отдельных крупных промышленных предприятий городов и поселков. В 2017 г. выявлены загрязняющие вещества 1-го класса опасности на 36 участках загрязнения, основными из которых являются мышьяк, в меньшей степени – бензол и бериллий. По единичным пробам фиксировалась ртуть.

Наиболее широко распространенными загрязняющими веществами в подземных водах в результате техногенного воздействия являются соединения азота и нефтепродукты.

Карта выявленных участков загрязнения азотом
Карта выявленных участков загрязнения подземных вод соединениями
азота на территориях субъектов Российской Федерации
Карта загрязнения по нефтепродуктам
Карта выявленных участков загрязнения подземных вод
нефтепродуктами на территории Российской Федерации

Загрязнение подземных вод соединениями азота связано в основном с сельскохозяйственными объектами и обусловлено фильтрацией поверхностных вод и атмосферных осадков из накопителей отходов и полей фильтрации, сельскохозяйственных массивов, обрабатываемых ядохимикатами и удобрениями, животноводческих комплексов и птицефабрик, мест хранения ядохимикатов и удобрений. В результате многолетней интенсивной сельскохозяйственной деятельности загрязнение подземных вод приняло региональный характер для ряда областей Российской Федерации.

Потенциальными источниками загрязнения подземных вод нефтепродуктами служат многочисленные действующие и ликвидированные склады горюче-смазочных материалов, АЗС, нефтепроводы, крупные авиапредприятия, нефтеперерабатывающие заводы, локомотивные депо и др.

Состояние опасных экзогенных геологических процессов

Свернуть

Общие сведения

Мониторинг экзогенных геологических процессов (ЭГП) – составная часть функциональной подсистемы мониторинга состояния недр (Роснедра) единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Назначением мониторинга ЭГП является обеспечение ведомств и организаций информацией о проявлениях, факторах и воздействиях ЭГП на населенные пункты и хозяйственные объекты, необходимой для управления состоянием недр, обоснования условий безопасного строительства и эксплуатации объектов и сооружений, предотвращения или минимизации последствий ЧС.

Объектами мониторинга ЭГП являются участки недр, пораженные ЭГП, сопряженные с техногенными, природоохранными объектами и землями различного назначения, испытывающими непосредственное воздействие этих ЭГП или находящимися в зоне потенциальной опасности.

При ведении мониторинга ЭГП решаются следующие основные задачи:

  • учет проявлений, факторов ЭГП и их воздействий на населенные пункты и хозяйственные объекты;
  • изучение режима ЭГП;
  • оценка региональной активности и динамики отдельных проявлений ЭГП;
  • прогнозирование ЭГП;
  • разработка рекомендаций и предложений по проведению первоочередных мероприятий, снижающих последствия ЭГП, и по защите населенных пунктов и инженерно-хозяйственных объектов от воздействия ЭГП.

Учет проявлений ЭГП осуществляется путем накопления данных о наиболее крупных новообразованиях и активизациях ЭГП (оползни, карстовые провалы, овраги и др.), полученных в результате специальных инженерно-геологических обследований территорий активизации ЭГП. Учет воздействий ЭГП на населенные пункты и хозяйственные объекты ведется по случаям воздействий, в т.ч. вызвав-ших чрезвычайные ситуации, начиная с локальных и выше. При этом учитываются факторы активизаций ЭГП, последствия воздействий, ущерб и другие характеристики.

Изучение режима экзогенных геологических процессов осуществляется на наблюдательных участках опорной государственной сети. Действующая наблюдательная сеть мониторинга ЭГП охватывает все регионы на территории страны с высоким уровнем опасности развития ЭГП.

В 2017 г. функционировало 990 наблюдательных пунктов опорной государственной сети, в т.ч. по федеральным округам: Северо-Западный – 49, Центральный – 161, Южный – 162, Северо-Кавказский – 173, Приволжский – 163, Уральский – 65, Сибирский – 153, Дальневосточный – 64.

Режимные наблюдения на участках опорной наблюдательной сети выполняются методами инструментальных и полуинструментальных измерений динамики проявлений ЭГП и параметров процессоформирующих факторов.

Прогнозирование ЭГП осуществляется в краткосрочном режиме. Все прогнозы составляются на предстоящий год и процессоопасные сезоны (весенне-летний и осенний). На территориальном уровне составляются локальные и субрегиональные прогнозы активности ЭГП на основе сравнительно-геологического анализа результатов многолетних мониторинговых наблюдений с использованием метода экспертных заключений. На региональном уровне краткосрочное прогнозирование активности ЭГП осуществляется на основе обобщения прогнозных заключений территориального уровня. На федеральном уровне разрабатываются региональные «фоновые» прогнозы активности ЭГП на основе данных о пораженности территории Российской Федерации проявлениями ЭГП и специально подготовленных прогнозных оценок аномалий метеорологических факторов с использованием методов картографического моделирования.


Активность опасных ЭГП

Оползневой процесс

В 2017 г. Высокая активность оползневого процесса отмечалась на востоке Терско-Сунженской возвышенности, в Низменности Северного Кавказа и в восточной части Большого Кавказа - в Чеченской Республике; в южной части Среднего Урала, в северной и восточной частях Южного Урала, в юго-западной части Юга Западно-Сибирской равнины - в Челябинской и Курганской областях; в западной части Алтае-Саянских гор и южной части Салаирского кряжа - в Республике Алтай; в центральной, южной и западной частях Сихотэ-Алинских гор - в Приморском крае.

Средняя активность оползневого процесса отмечалась на Низменности Прибалтики - в Калининградской области, в г. Санкт-Петербург и северной части Ленинградской области; в восточной части Возвышенности запада Восточно-Европейской равнины - в Московской, Смоленской, Липецкой, Рязанской и Калужской областях; в северо-западной, северо-восточной, юго-западной и юго-восточной частях Низменности севера Восточно-Европейской равнины - в Ленинградской, Вологодской, Архангельской, Ярославской, Ивановской, Нижегородской, Тамбовской, Кировской, Самарской областях, республиках Марий-Эл, Чувашия и Татарстан; в западной и восточной частях Низменных равнин Северной Двины - в Архангельской области; в центральной и с северной частях Тиманского кряжа - в Архангельской области; в центральной и западной частях Северных Увалов - в Вологодской области; в северной, центральной и западной частях Возвышенности Южного Предуралъя - в Пермском крае, Самарской области и республиках Татарстан и Башкортостан; в южной, юго-западной, восточной и северной частях Приволжской возвышенности - в Саратовской, Орловской, Нижегородской областях и в Республике Мордовия; в северо-восточной, северо-западной, центральной и юго-западной частях Низменности юга Восточно-Европейской равнины - в Ростовской, Волгоградской, Воронежской, Тамбовской, Саратовской областях и в Республике Калмыкия; в северо-западной и юго-восточной частях Низменности Северного Кавказа - в Краснодарском и Ставропольском краях, в Ростовской области и Республике Дагестан; в центральной и восточной частях Западной части Большого Кавказа - в Республиках Адыгея, Карачаево-Черкессия и Краснодарском крае; в западной части Терско-Сунженской возвышенности - в республиках Кабардино-Балкария и Северная Осетия - Алания; на всей территории Восточной части Большого Кавказа - в республиках Чечня и Дагестан; в северо-восточной части Прикаспийской Низменности - в Саратовской области; в западной части Общего Сырта - в Оренбургской и Саратовской областях; в центральной и северной части Среднего Урала - в Пермском крае и Свердловской области; в юго-западной и северо-восточной частях Северного Урала - в Пермском крае и Республике Коми; в юго-восточной части Полярного Урала -в Республике Коми; в центральной, западной и юго-восточной части Юга Западно-Сибирской равнины - в Свердловской, Курганской, Тюменской и Новосибирской областях; в северной, восточной и центральной частях Юга-Востока Западно-Сибирской равнины -в Новосибирской области и Алтайском крае; в центральной, южной и восточной частях Предалтайской возвышенной равнины - в Алтайском крае и Новосибирской области; в северной и западной частях Алтай-Саянских гор - в республиках Хакасия и Алтай; в северной, западной и восточной частях Чукотского нагорья - в Чукотском автономном округе; в северной и юго-западной частях Колымского нагорья - в Магаданской области и Чукотском автономном округе; в западной, восточной и южной частях Анадырской низменности - в Чукотском автономном округе; на всей территории Корякского нагорья - в Камчатском крае и Чукотском автономном округе; в северной, восточной, западной и южной частях Хребтов Камчатки - в Камчатском крае; в северной, южной и восточной части Камчатской межгорной низменности - в Камчатском крае; в южной и западной частях Камчатского Западнобережного предгорья - в Камчатском крае; в южной и юго-западной частях Хребта Черского - в Хабаровском крае; в восточной части Гор Ленско-Алданского междуречья - в Хабаровском крае; в северной, северо-западной и южной частях Хребта Джугджур - в Хабаровском крае; в южной, центральной, восточной и северной частях Хребтов Джагды и Буреинский - в Амурской области и Хабаровском крае; в северной, центральной, южной и восточной частях Амурской низменности - в Хабаровском крае; в северной и северо-восточной частях Сихотэ-Алинских гор - в Хабаровском и Приморском краях.

На остальной территории Российской Федерации, в пределах изученной части, активность оползневого процесса в 2017 г. была низкой.

Карстово-суффозионные процессы

В 2017 г. высокая активность карстово-суффозионных процессов наблюдалась в центральной и южной частях Среднего Урала – в Свердловской и Челябинской областях.

Средняя активность карстово-суффозионных процессов наблюдалась в центральной части Низменных равнин Северной Двины - в Архангельской области; в северной и юго-восточной части Низменности севера Восточно-Европейской равнины - в Архангельской, Вологодской, Самарской, Ленинградской областях и Республике Марий-Эл; в северо-восточной части Возвышенности запада Восточно-Европейской равнины - в Липецкой области; в восточной, центральной и западной частях Возвышенности Южного Предуралья - в Оренбургской, Самарской областях и в республиках Башкортостан и Удмуртия; в южной части Северного Урала - в Пермском крае; в северной, западной и центральной частях Среднего Урала - в Пермском крае и Республике Башкортостан; в западной части Южного Урала - в Республике Башкортостан; в западной части Юга Западно-Сибирской равнины - в Свердловской области.

На остальной территории Российской Федерации, в пределах изученной части, активность карстово-суффозионных процессов в 2017 г. была низкой.

Овражная эрозия

В 2017 г. высокая активность процесса овражной эрозии наблюдалась на всей территории Низменных равнин Северной Двины - в Архангельской области; в северо-западной и центральной частях Тиманского кряжа - в Архангельской области и Республике Коми; в северной части Низменности севера Восточно-Европейской равнины - в Архангельской области; в юго-западной части Юга Западно-Сибирской равнины - в Курганской и Челябинской областях; в юго-западной части Сихотэ-Алинских гор - в Приморском крае.

Средняя активность процесса овражной эрозии наблюдалась в северной части Низменности Прибалтики - в г. Санкт-Петербург и Ленинградской области; в центральной, восточной и юго-восточной частях Низменности севера Восточно-Европейской равнины - в Архангельской, Вологодской, Ленинградской, Костромской, Кировской, Рязанской, Ульяновской областях, в республиках Марий-Эл и Татарстан, в Пермском крае; в восточной части Возвышенности запада Восточно-Европейской равнины - в Воронежской, Липецкой и Рязанской областях; в северо-восточной части Низменности юга Восточно-Европейской равнины - в Воронежской и Липецкой областях; в центральной части Прикаспийской низменности - в Астраханской области; в северо-восточной части Приволжской возвышенности - в Ульяновской области и республиках Татарстан и Чувашия; в центральной и западной частях Северных Увалов - в Вологодской области; в северной, восточной, западной частях Возвышенности Южного Предуралья - в Кировской области, Пермском крае и республиках Удмуртия, Татарстан и Башкортостан; в западной части Среднего Урала - в Пермском крае и Республике Башкортостан; в юго-западной части Северного Урала - в Пермском крае; в южной части Южного Урала - в Оренбургской области; в западной, восточной и центральной частях Юга Западно-Сибирской равнины - в Курганской, Свердловской, Тюменской, Омской, Томской и Новосибирской областях; в северо-западной части Предалтайской возвышенной равнины - в Новосибирской области; в восточной, северо-восточной и западной частях Возвышенности юго-восточного края Западно-Сибирской равнины - в Кемеровской области и Красноярском крае; в северной и северо-восточной частях Минусинской впадины - в Красноярском крае и Республике Хакасия; в южной части Алтае-Саянских гор - в Республике Тыва; в северо-восточной и южной части Западного Саяна - в республике Тыва; в южной части Енисейского кряжа - в Красноярском крае; в центральной, южной, западной и восточной частях Юга Средне-Сибирского плоскогорья - в Красноярском крае; в южной и юго-западной частях Приленского плато - в Красноярском крае и Иркутской области; в юго-западной части Средне-Сибирского плоскогорья - в Красноярском крае; в северной, центральной и южной частях Ангаро-Ленского плато - в Иркутской области; в северной и северо-восточной частях Юго-востока Западно-Сибирской равнины - в Новосибирской области; в южной, юго-восточной, центральной и западной частях Зейско-Буреинской равнины -в Амурской области; в юго-восточной части Шилко-Аргуньского междуречья - в Забайкальском крае.

На остальной территории Российской Федерации, в пределах изученной части, активность процесса овражной эрозии в 2017 г. была низкой.


Воздействие опасных ЭГП на населенные пункты и хозяйственные объекты на территории Российской Федерации в 2017 г.

Воздействие ЭГП на населенные пункты, объекты промышленности и сельского хозяйства.

По данным мониторинга ЭГП в 2017 г. 334 населенных пункта, в том числе 109 городов и поселков городского типа, были подвержены воздействию различных типов ЭГП. Подавляющее большинство населенных пунктов (225), испытавших воздействие ЭГП, относятся к поселениям сельского типа.

Местоположение и частота случаев воздействий ЭГП на населенные пункты и объекты в значительной мере были обусловлены распространением соответствующих генетических типов ЭГП и степенью хозяйственной освоенности территорий, косвенным показателем которой является плотность населения.


Число населенных пунктов и хозяйственных объектов на территории Российской Федерации, подвергшихся воздействию ЭГП в 2017 г. 1 – города и поселки городского типа; 2 – сельские населенные пункты; 3 – промышленные и сельскохозяйственные объекты вне населенных пунктов.

Наибольшее количество населенных пунктов, испытавших воздействие ЭГП, находилось на территории и Северо-Кавказского (87) и Сибирского (83) федеральных округов.

В 2017 г. 18 объектов промышленности и сельского хозяйства были подвержены воздействию ЭГП. Объекты промышленности и сельского хозяйства, испытавшие негативное воздействие ЭГП, были отмечены на территории Приволжского (6) и Сибирского (5), Уральского (4) и Южного (3) федеральных округов.

 

Воздействие ЭГП на линейные транспортные сооружения и коммуникации.

Объекты транспорта и коммуникаций, по данным мониторинга, подверглись воздействию ЭГП на участках суммарной протяженностью около 204 км, в том числе: 0,1 км нефтепроводов, около 4 км газопроводов, 0,1 км водоводов, 2 км железных дорог, 187 км автодорог, 9 км ЛЭП, 1 км каналов.

 


Протяженность (км) участков линейных сооружений на территории Российской Федерации, подвергшихся воздействию ЭГП в 2017 г. 1 – газопроводы; 2 – водоводы ; 3 – железные дороги; 4 – шоссейные дороги; 5 – дороги без покрытия; 6 – ЛЭП; 7 – каналы.

Наиболее подверженными воздействию различных ЭГП оказались объекты транспорта и коммуникаций на территории Республики Тыва и г. Санкт-Петербурга.

Воздействие ЭГП на земли сельскохозяйственного назначения, лесных угодий и природоохранных зон.

В 2017 г. по данным мониторинга воздействию ЭГП подверглись земли различного назначения на площади около 21 км2. Площадь сельскохозяйственных угодий, испытавших  воздействие ЭГП, составила около 18 км2, природоохранных зон – 0,3 км2, земель лесного и водного фонда – около 0,6 км2.

Наибольшему воздействию ЭГП подверглись земли сельскохозяйственного назначения в Иркутской области.


Площадь (км2) земель сельскохозяйственного назначения, лесных угодий и природоохранных зон на территории Российской Федерации, подвергшихся воздействию ЭГП в 2017 г. 1 – сельскохозяйственные угодья; 2 – национальные парки, заповедники, заказники и другие охранные зоны; 3 – лесные массивы и земли водного фонда.

Сводные данные о воздействии экзогенных геологических процессов на населенные пункты

Сводные данные о воздействии экзогенных геологических процессов на линейные сооружения